Добро пожаловать на форум SolNoctis.ru
Живое общение в нашем паблике Вконтакте: Философия Оккультизма [Sol Noctis], подписывай и будь в курсе интересных событий.

Сны Осознанные сновидения

Eugènia

муза
SolNoctis Team
Сообщения
1.237
Симпатии
435
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Fpsyche-ya.com%2Fwp-content%2Fuploads%2F2017%2F04%2F%25D0%25BE%25D1%2581%25D0%25BE%25D0%25B7%25D0%25BD%25D0%25B0%25D0%25BD%25D0%25BD%25D1%258B%25D0%25B5-%25D1%2581%25D0%25BD%25D0%25BE%25D0%25B2%25D0%25B8%25D0%25B4%25D0%25B5%25D0%25BD%25D0%25B8%25D1%258F-670x330.jpg&hash=59e4c9c22bc2924341f9ceb8508589c7


Давно хотелось подобраться к этой теме, но вместо того, чтобы излагать голую теорию, на этот раз попробуем сразу же перейти к практике.

Осознанные сновидения — штука интересная, особенно, если пробовать это дело на себе, а не просто дискутировать на тему.

Начнем с того, что сам я про осознанные сновидения практически ничего не знаю. То есть, конечно, я много чего читал по этому вопросу и, более того, некоторые эксперименты на себе уже проводил, но успехи были очень переменными, вероятно, из-за бессистемности усилий. Поэтому задача данного начинания состоит в том, чтобы самому на практике попробовать научиться осознанным сновидениям и поделиться результатами.

Сайт в данном случае будет выступать в роли дневника исследований и дополнительного стимулирующего фактора для поддержания нужного настроя. Но для начала все-таки совершим небольшой экскурс в историю и попробуем обозначить основные гипотезы о природе и практической ценности осознанных сновидений.

Итак, в чем вообще суть феномена? Обычное сновидение, каким бы ярким оно ни было, характеризуется тем неотъемлемым качеством, что сновидец принимает происходящее вокруг него за чистую монету. Осознанное сновидение, напротив, характеризуется стабильным и ясным осознанием того, что происходящее вокруг — есть сон, но пробуждения при этом не происходит.

Можно сказать, что осознанное сновидение — это управляемая галлюцинация, которая случается при совмещении двух факторов: тело спит, сознание бодрствует. Изначально, ничего мистического в этом состоянии нет, однако, как и любое другое измененное состояние сознания, оно может иметь и мистическую ценность. Но об этом позже, а пока остановимся на уровне попроще.

Осознанные сновидения случаются очень со многими, причем совершенно спонтанно. А в раннем детстве, когда явь и сон еще не являются для сознания такими уж антиподами, вообще вся жизнь — одно сплошное осознанное сновидение. И только потом один из двух миров «твердеет», а другой, наоборот, становится все более эфемерным.

Также следует сказать, что осознанные сновидения не являются изобретением современности. Исследователи этого вопроса каждый раз ссылаются на Тибетский документ дремучих времен, описывающий «Йогу сновидений», как самостоятельную духовную практику.

Кроме того, есть такое задокументированное расстройство, как «сонный паралич», которое имеет свои отголоски в старинных народных поверьях и связывается то с духами, то с ведьмами, то черти с чем еще. А в своей сути состояние это является частным случаем осознанного сновидения, когда тело все еще парализовано биологической защитой от сомнамбулизма, а сознание по странному стечению обстоятельств пробилось на поверхность и воспринимает оба мира одновременно.

В общем, осознанные сновидения — это не открытие американских ученых™, не масонский заговор, а естественное явление, которое, по всей видимости, имеет физиологическое объяснение, но от этого ничуть не менее интересно. Представьте себе мир грез полностью подвластный вашей эгоистичной самовлюбленной воле — это ли не мечта любого невротика?

Едем дальше. Мало того, что осознанные сновидения явление естественное, так они к тому же далеко не так редки, как это может представляться. Многие люди совершенно спокойно рассказывают о том, что осознают свои сны, и при этом не придают этому никакого особого значения. А если попробовать повспоминать свое детство, то вот интересный вопрос — на все ли сто процентов вы уверены в реальности каждого события, которое помните? Скорее всего, тщательная ревизия покажет, что часть этих воспоминаний ложные — как раз такие, которые произошли из мира сновидений, но мы эти события помним так, словно действовали в них с позиции своей сознательной воли.

В общем, хотя осознанные сновидения и диковинное явление, вероятно, каждый из нас имеет тот или иной опыт этого состояния. А дальше теория гласит, что навык вхождения и поддержания осознанности во сне можно развивать и — главное — использовать практически…

proxy.php?image=https%3A%2F%2Fpsyche-ya.com%2Fwp-content%2Fuploads%2F2017%2F04%2F%25D0%25BE%25D1%2581%25D0%25BE%25D0%25B7%25D0%25BD%25D0%25B0%25D0%25BD%25D0%25BD%25D1%258B%25D0%25B5-%25D1%2581%25D0%25BD%25D1%258B-300x213.jpg&hash=e90041c91fb08cb77ebd7d9493166d9a


История исследований
Полагаю, про осознанные сновидения можно сказать, что это тот самый микроскоп, которым можно забивать гвозди или же наблюдать явления иного порядка, недоступные обычному вниманию.

Мистические доктрины, разумеется, гнут свою линию и тяготеют к тому, чтобы разглядеть через этот микроскоп иные миры и быть может даже совершить туда переход. Это, говоря аллегорически. Более простым языком, сновидение для мистика — это еще один из путей познания себя и достижения финальной трансформации. И судя по всему, мистики знали об этой лазейке в неизвестное еще задолго до того, как ей заинтересовалась ученая братия.

В научном же обиходе термин Lucid Dreams появился где-то в конце 19-го века по воле немецкого психиатра Фредерика Ван Эйдена, который ко всему прочему был большим поклонником индуизма, откуда, возможно, и черпал вдохновение. Он на себе испытал данный феномен, был им очарован и потратил 14 лет своей жизни на его исследование. Однако практического применения осознанным сновидениям он не нашел, остановился лишь на их документировании.

Затем эстафету приняла и поддержала английская исследовательница Целия Грин, основавшая в 1961 году специализированный институт, где среди всего прочего изучала случаи переживания внетелесного опыта и осознанные сновидения. Она же впервые провела эксперимент и подтвердила сам факт осознанности во сне. В 1968 году она публикует книгу «Осознанные сновидения», в которой описывает свои исследования. Книга у меня уже под рукой — будем внимательно читать.

В это же время на сцене появляется Кастанеда со своей серией книг об индейской мистической традиции. В 1972 году выходит третья его книга «Путешествие в Икстлэн», где он впервые затрагивает тему осознанных сновидений и описывает техники «настройки сновидения», самая известная из которых предлагает использовать собственные руки в качестве отправной точки и стабилизирующего фактора.

Следом за ним тему осознанных сновидений продолжает разрабатывать Стивен ЛаБерж. В 1980 году он защищает докторскую степень, используя эксперименты со сновидениями в качестве темы своей диссертации. Позже он открывает свой собственный исследовательский центр, где разрабатывает техники вхождения и поддержания состояния осознанности во сне. Его книги тоже будем читать.

Любопытна сама хронология событий. Всплеск интереса к осознанным сновидениям происходит на спаде психоделической революции, когда ЛСД был запрещен (1965 год) и пытливые умы, видимо, искали ему замену. В те же годы и с той же самой коварной целью Гроф разработал свою технику холотропного дыхания. Надо полагать, были и другие исследования в том же направлении, которые, однако, не принесли устойчивых результатов и погрязли в безвестности.

Но главный вопрос, на который так и не получен однозначный научно подтвержденный ответ, — пересекаются ли миры сновидения с повседневной реальностью? Целия Грин приводит примеры таких пересечений, когда действия, произведенные во сне, непосредственным образом отражаются в реальном мире. Кастанеда говорит еще более прямо, что сновидения, которые НЕ пересекаются с той или иной объективной реальностью — это пустая трата времени в окружении собственных галлюцинаций. Что по этому поводу пишет ЛаБерж, мы еще посмотрим.

С другой стороны, трудно себе представить, что все эти ученые не бились над загадкой и не пытались подтвердить или опровергнуть гипотезу о пересечении миров. Но уж если за многие годы они так не смогли в этом преуспеть, значит, либо результатов нет, либо они есть, но слишком уж не укладывается в научную картину мира, чтобы быть опубликованным, либо результатов нет, но только потому, что они плохо старались. В любом случае это все не так уж и важно — мистика и наука еще долго будут смотреть друг на друга искоса, независимо от собственной правоты или неправоты.

Психотерапия во сне
В научном понимании мир осознанного сновидения есть галлюцинация, плод воображения — осколки воспоминаний различных модальностей собранные в единую картинку. Странным образом эта картинка часто развивается в целый последовательный сюжет, как если бы мы смотрели кино про самих себя.

Психологи, со времен Фрейда, пытались проанализировать сновидения и разобраться, почему человек во сне видит ту картинку, а не иную, один сюжет, а не другой. Очень быстро выяснилось, что в сновидениях часто отражается и воспроизводится то, что имеет психологическое значение для сновидца, притом отдельные составляющие сцены сновидения собираются из предметов, объектов и переживаний, хорошо знакомых сновидцу в его повседневной жизни. То есть, грубо говоря, футболисту будет снится футбол, космонавту — космос, а смысловое содержание сновидений при этом может быть одним и тем же.

Вспоминая недавнюю заметку о комплексах, можно сказать, что в сновидениях мы, прежде всего, видим свои комплексы и их столкновение друг с другом. Чем интенсивнее комплекс, чем большее напряжение в нем сосредоточено, тем чаще и острее этот комплекс будет проявляться в сновидениях. Кошмары с этой точки зрения — это крик души о том, что какое-то из напряжений выходит из-под контроля и начинает разрушать психику изнутри.

Следующим шагом в понимании содержания сновидений были исследования Юнга, который выдвинул гипотезу, что иногда в сновидения прорываются содержания, не принадлежащие личному опыту сновидца. Проще говоря, по его мнению, в сновидении можно встретить объекты или целые сюжеты, которых сновидец никогда не видел и не знал. Юнг объяснял это с позиции своей теории коллективного бессознательного, которое находится в основании индивидуальной психики и содержит в себе обобщенные воспоминания и опыт многих поколений.

Юнг говорил, что коллективные содержания в сновидении имеют особый эмоциональный оттенок некой глубинной значимости, судьбоносности и часто предстают в виде сказочных персонажей или объектов из другого времени и другой культуры. Это важный момент, который позже еже всплывет в нашем контексте.

Что из всего этого следует? Если сюжет и содержание осознанного сновидения формируется тем же самым образом, что и неосознанного, тогда в осознанном сне мы увидим ровно те же самые свои комплексы и, в редких случаях, коллективные содержания. И здесь будет все точно так же — чем серьезнее внутренне напряжение в психике, тем в более драматичной обстановке будет оказываться сновидец.

Разница только в том, что в осознанном сне сновидец может повлиять на развитие сюжета своей волей. Но здесь сразу же встает другой вопрос — если пугающий сюжет снится невротической личности и эта личность пытается изменить происходящее по своей воле, то не попадает ли такой сновидец в еще большую ловушку, ведь именно его искаженная воля и создала первоначальный невротизм…

Считается, что нормальное обычное сновидение — это психический механизм саморегуляции, который, по идее, должен способствовать восстановлению утраченного равновесия. Проще говоря, сновидения это что-то вроде механизма самовосстановления психики, который, в конечном счете, стремится излечить невроз. Но что произойдет, если в его работу начинает вмешиваться тот самый психический аппарат, который все и испортил?

А к чему весь этот разговор? К тому что, как только осознанные сновидения попали в руки ученых, так их сразу же попытались использовать в качестве инструмента психотерапии. И здесь снова вылезает шутка про микроскоп и гвозди, ведь в той же мере, в которой мир сновидения предоставляет возможности для столкновения со своими комплексами, они же позволяют наилучшим образом убегать от них в новый самообман.

Точно так же как психоделики при должном настрое могут быть мощным толчком к развитию или, при ином настрое, еще более мощным толчком к окончательной деградации, так и осознанные сновидения могут быть подспорьем в разрешении психологических проблем, а могут стать новым деформирующим фактором.

На это тему есть любопытное наблюдение, которому Фрейд бы очень порадовался. Очень многие искатели экзотических приключений, впервые погружаясь в мир осознанных сновидений со всей их вседозволенностью, первым делам предаются отыгрыванию своих сексуальных фантазий. А другой, не менее популярный поворот сюжета, это встреча с «учителями», которые признали в сновидце особенную личность, достойную тайных знаний и тп.

То есть, если человек в своей повседневной жизни только тем и занимается, что ищет самоутверждения, то мир осознанных сновидений предстает для него идеальной игровой площадкой, где он наконец-то может утвердиться по полной программе. И уж тут, у кого, чего болит, тот о том и грезит.

Короче говоря, сновидения — это тот самый острый нож, которым можно проводить спасительную хирургическую операцию, а можно с тем же успехом перерезать себе вены и насладиться мучительным освобождением от постылой реальности.

Идея об использовании осознанных сновидений в качестве инструмента самоисследования напрашивается сама собой, но следует со всей ясностью осознавать и ту ловушку, которую они в себе таят.

proxy.php?image=https%3A%2F%2Fpsyche-ya.com%2Fwp-content%2Fuploads%2F2017%2F04%2Fstadii-zasypaniya-300x225.jpg&hash=d2890f1131390034ae4c995193e529c1


Развитие сознания
В самом примитивном понимании, осознанность в сновидении — это не более чем специфический навык, выработать который может совершенно любой человек. Для этого не обязательно быть особенно умным или особенно здоровым душевно. Как и езда на велосипеде — это несложное умение, которое должно зафиксироваться на телесном уровне.

Осознать себя во сне и погрузиться в активное галлюцинирование — дело нехитрое. Но есть и иная точка зрения на то, чему могли бы служить осознанные сновидения, и эта цель требует больших усилий и на этот раз уже более здорового и целостного душевного состояния.

С этой точки зрения, сновидение становится упражнением в осознанности и управлении своим вниманием. Возьмем простой пример. Допустим, я пребываю в состоянии душевного покоя в самом лучшем смысле этих слов. Я занят своим делом, я внимателен, я энергичен и полностью погружен в течение жизни. Все хорошо. Но у меня есть душевная слабость, которая выводит меня из равновесия, стоит ее нечаянно зацепить. И вот как раз именно это внезапно и происходит — кто-то или что-то задевает меня за больное место, и в тот же миг все мое душевное благополучие рассыпается в прах. Я напрягаюсь, злюсь на себя, злюсь на обстоятельства, погружаюсь в депрессию или закатываю истерику, в зависимости от темперамента.

Что происходит с моим осознанием в тот момент, когда задевают мою душевную болячку? Оно рассеивается! Только что я был сосредоточен на «здесь-и-сейчас» и был счастлив, а в следующий миг я уже погружен в свой запутанный внутренний диалог и глубоко несчастен. Мое осознание неустойчиво, его легко выбить из точки равновесия, а потом мне очень сложно вернуть его на место, потому что у меня попросту нет должного навыка в управлении своим вниманием и возвращения к осознанному состоянию.

Фактически, то, что с нами происходит, когда нас выбивают из равновесия сродни процессу засыпания. Все наше внимание и сосредоточение на стратегических целях утекает сквозь пальцы и вот мы уже видим сон про то, как ругаемся с начальником, скандалим с родными или погружаемся в депрессию и проклинаем весь мир. Наше трезвое сознание уснуло, и управление перехватили наши автоматизмы, причем далеко не самые лучшие.

Так вот, практика осознанных сновидений требует наработки как раз этого самого навыка — способности удерживать фокус внимания и свою осознанность в тот момент, когда весь остальной организм засыпает.

Проведите простой эксперимент — поставьте себе задачу заснуть сегодня на два часа позже. Без шуток, на полном серьезе. Сконцентрируйтесь, настройтесь, сообщите всем вокруг о своих твердых намерениях сегодня не засыпать по графику, а потом ложитесь в кровать и просто ничего не делайте, выполняйте упражнение — не спите.

Очень скоро вы обнаружите, как твердые намерения сами собой вдруг становятся все мягче, в голове появляются убаюкивающие мысли о том, что эксперимент дурацкий, что нафига это все надо, что завтра на работу, и так далее, и тому подобное. В какой-то момент вы просто перестанете понимать, зачем вы это делаете, а стало быть можно махнуть на эту бредовую затею рукой, расслабиться и спать с удовольствием.

Так происходит засыпание — помимо нашей воли, наше внимание, наши цели, наша личность (в хорошем смысле) сама собой растворяется. Мы теряем себя под действием физиологических процессов.

По сути, наше сознание (осознание) крайне неустойчиво и большую часть жизни мы проводим в режиме полного автопилота. Жизнь протекает мимо нас, а не мы плывем по своей жизни. А отсюда и чувство пустоты, и утрата направления, и бессмысленность, и обострение чувства неполноценности, от которого еще больше хочется уснуть, забыться и проснуться когда-нибудь в другом, более прекрасном, мире…

А практика осознанных сновидений заставляет тренировать свое сознание до такой степени, чтобы осознание сохраняло свою целостность даже тогда, когда вся физиология организма требует отпустить поводья и забыться (забыть себя). Но если я накопил достаточно энергии и навыка в том, чтобы в момент засыпания организма сохранить себя и свое осознание в целости, то уж выдержать какой-то там психологический укол и не потерять при этом голову — это вообще плевое дело!

Само по себе больное место от этого не исчезнет, но ведь больным оно остается только до тех пор, пока я позволяю ему определять мое душевное состояние и поведение. Если же я накопил достаточно душевных сил и умения в управлении своим сознанием, то я могу попросту выбрать не обижаться или не психовать там, где обычно все происходило помимо моей воли. А стоит несколько раз не дать этому механизму отработать по привычной программе, как в какой-нибудь очередной раз он просто больше не запустится.

Таким образом, практика осознанных сновидений приобретает уже вполне осязаемую ценность. Метафора для закрепления — чтобы победить в рукопашной схватке, нужны и мускулы, и ловкость. Так вот, обычная психотерапевтическая работа — это накачивание душевных мышц, а осознанные сновидения и тренировка внимания — это упражнение в ловкости. Мышцы без ловкости и гибкости становятся слишком неповоротливыми, ловкость без мышц и крепкого костяка — как тот чукча, который сильный, но легкий. Поэтому единственный верный путь серьезного душевного развития — в соблюдении баланса между силой осознания и ловкостью в управлении им.

Мистическая цель
Есть и еще более глубокий уровень в понимании того, чем являются осознанные сновидения и какова может быть их практическая ценность. Мистические традиции утверждают, что помимо физического, человек обладает энергетическим телом, которое потенциально может быть полностью автономным.

Но поскольку мы на этой энергетической составляющей своего существа никогда не фокусируем внимания, оно у нас пребывает в самом зачаточном состоянии, как мышца, которой никогда не пользовались.

Те же самые учения предполагают, что все чудеса, которые приписываются известным мистикам и святым совершаются именно их энергетическими телами, которые спонтанное или целенаправленно развились в процессе тренировки и укрепления сознания.

А к осознанным сновидениям это имеет то непосредственное отношение, что «тело сновидения» — это и есть то самое энергетическое тело, которым во сне можно научиться управлять и развить его чуть ли не до такого же уровня плотности, как и тело физическое, что в перспективе открывает очень интересные возможности.

Но главный пафос практики осознанных сновидений в другом. Все дело в том самом моменте засыпания, когда внешняя по отношению к сознанию сила пытается его рассеять. Способность сохранить сознание в целости и отделить его от физического тела, когда оно отключается, открывает гипотетическую перспективу пережить таким же образом не только момент засыпания, но и момент умирания.

Между сном и смертью всегда просматривалась определенная параллель. Временное забытье сна и окончательное забытье смерти… вполне возможно, что это один и тот же процесс с точки зрения сознания. А целенаправленная тренировка энергетического тела позволяет сознанию менять свою дислокацию, когда физическое тело по той или иной причине перестает функционировать, и быть может даже сохранить свою целостность в момент смерти, если энергетическое тело к этому моменту развито достаточно хорошо.

Верить или нет в подобную туманную перспективу — лично дело. Но даже если не брать в расчет эти мистические амбиции, практика развития сознания, в том числе и с помощью осознанных сновидений, — это хороший, если не единственный, способ прожить жизнь не во сне, не на автопилоте, а в состоянии ясной осознанности своего существования. А что может быть ценнее, чем жизнь полная до краев?

(с)
 

dmf

мимокрокодил
путник
Сообщения
6
Симпатии
0
#2
Одна сторона осознанных снов - осознанность, но порой гонка за осознанностью приводит к тревожности и поверхностности сознания, поэтому иногда надо "отпускать вожжи" и просто давать себе выспаться как угодно.